Икона Божией Матери, именуемая «Тучная Горо»

Служба Иконе Божией Матери, именуемой «Тучная Горо»  на Великой вечерне

Служба Иконе Божией Матери, именуемой «Тучная Горо»  на Утрени

В Смоленской кладбищенской церкви г. Твери в прошлом веке находилась особенно чтимая икона Божией Матери, известная под названием «Тучная Гора». Она помещалась в иконостасе придельного храма Смоленской церкви, посвященном Ее имени, и весьма часто вносилась, по просьбе желающих, в их дома.

Лик Божией Матери в малый профиль с Предвечным Младенцем на левой руке, глава Божией Матери обращена несколько вправо; очи устремлены прямо на молящегося; на кисти правой руки находится гора, и в горе видится вершина церкви с несколькими куполами и крестами; Предвечный Младенец с благословляющей десницею. Письмо на иконе довольно древнее.

Предание об этой иконе следующее:

Тверской гражданин, сын татарина, Козма Волчанинов назад тому лет 300 производил в одном из монастырей города Твери внутренние работы в храме. Работ было много, и все они отданы были одному ему, Волчанинову, с подряда по условию. Но как везде, так и тут, кроме работ, означенных в условии, нашлось немало непредвиденных дополнительных работ. Эти последние работы сделаны были Волчаниновым уже без всякого договора, по одному только взаимному доверию настоятеля и братии к мастеру и мастера к настоятелю с братией; и сделаны были вполне исправно и добросовестно. По окончании всех работ и расчетов настоятель, довольный подрядчиком, пожелал благословить его святою иконою и предоставил ему самому выбрать любую икону по его желанию. Тогда Волчанинов указал настоятелю на икону Божией Матери, именуемую «Тучная Гора», стоявшую на полу за левым клиросом соборного храма. Настоятель с удовольствием исполнил его желание, тем более, что икона эта, вероятно за излишеством1, находилась на неподобающем ей месте. С глубоким благоговением и полною верою Волчанинов принял св. дар от настоятеля; благочестно перенес св. икону в свой дом, чтил ее как величайшую святыню, во всю жизнь свою и при смерти заповедал, чтобы и дети его чтили ее и хранили в доме своем со страхом и благоговением, и чтобы она, как собственность, переходила из рода в род в потомстве старшего сына его; по пресечении же мужского колена чтобы передана была в храм Божий.

Но не редко и самые благочестивые и добрые завещания отцов не сохраняются и не исполняются в точности недобрыми детьми и наследниками. Внук Волчанинова, получивший в наследство от отца и деда своего вместе с имуществом и св. икону, пренебрег прародительским внушением о почитании св. иконы; она оказалась излишнею в комнатах его; вынесена была она из дома на чердак и оставлена была там в совершенном небрежении. Но Царица Небесная, видимо, вразумила неразумного наследника. Невестка его терпела много напрасных огорчений и оскорблений в доме, и выведенная из терпения, по малодушию своему, решилась поднять на себя руки; она задумала уйти в тайное место, в баню, и там удавиться. Лукавый сильно склонял ее к самоубийству: баня была недавно истоплена; париться и мыться в нее не скоро могли идти; значит никто не увидит и не догадается о страшном преступлении ее. Несчастная женщина решилась идти для совершения своего преступления; она выбрала минуту, когда все заняты были своим домашним делом, и тихонько вышла из комнаты. С замиранием сердца, не видя света Божьего пред собою, она спустилась с крыльца и ступила на помост ведший к передним воротам дома; но вдруг калитка отворилась, и пред ней предстал незнакомый ей инок.

«Куда ты, несчастная, идешь?! – сказал он строго; воротись назад; иди, помолись Божией Матери «Тучной Горе» – и жить тебе будет хорошо и покойно».

Испуганная, трепещущая, она воротилась в дом и рассказала все, не скрывая себя и своего греха; сказала, что ее остановил какой-то монах, взошедший в калитку. Бросились искать монаха, но ни на дворе, ни за воротами, ни на улице нигде никакого монаха не было. Между тем икона Божией Матери была отыскана, принесена опять в дом, обмыта и поставлена на подобающем ей месте. Это было 24 марта, на кануне одного из величайших христианских праздников, Благовещения Пресвятой Богородицы. Вечером того же дня отслужено было пред св. иконою всенощное бдение, и с того времени совершалось оно ежегодно в это число. Невестка Волчанинова обрела мир и спокойствие душевное под покровом Божией Матери.

Св. икона переходила из рода в род к старшему сыну Волчаниновых более полутораста лет; наконец род Волчаниновых по прямой линии в мужеском колене пресекся. После Василия Волчанинова, который вместе с тверским купцом Яньковским устроил серебряную раку святителю и чудотворцу Арсению, почивающему в Желтиковом монастыре, осталась одна дочь Екатерина, вышедшая в замужество за старшего брата Егора Ивановича Коняева. Она, как единственная наследница после отца своего Волчанинова, унаследовала себе и икону Божией Матери.

После смерти Екатерины, жившей во вдовстве в семействе Егора Ивановича Коняева, святая икона Божией Матери осталась в доме его и пробыла довольно долгое время – около 50 лет. Хотя он и знал завещание Волчанинова, что по прекращению мужского поколения в роде его икона должна быть отдана в храм Божий, но долго не мог решить, в какой именно храм отдать ее.

Между тем в квартиру Егора Ивановича Коняева стали собираться почитатели св. иконы на 24 марта, и еше на 7-е ноября1 для совершения всенощных бдений по просьбе самого Коняева и для служения молебнов, по желанию собиравшихся к нему богомольцев. Случалось священникам служить молебны Божией Матери пред Ее иконой и в другое время по желанию и усердию верующих. Приходили молиться пред св. иконою особенно часто матери с больными детьми; помазывали их елеем от лампады Божией Матери, и уходили с упованием на милость Царицы Небесной. Брали св. икону и в дома к болящим, иногда даже на несколько дней; и Владычица мира приносила утешение, облегчение, а нередко и исцеление. Села Буйлова священник Иван Федоров Богословский рассказывал, что у него в детстве болели глаза, так что он не мог ими даже смотреть; мать его несколько раз водила в дом Коняева, брала из лампадки, теплившейся пред иконою Божией Матери, елея, мазала им глаза ему; и он каждый раз получал облегчение; и наконец совершенно выздоровел.

Приходившие молиться пред св. иконою приносили в дар Владычице мира кто деревянное масло, кто свечи, кто ладан, а иные по своему обету заказывали списывать копию с св. иконы и оставляли эти копии в том же доме Коняева. В шестидесятых годах прошлого столетия были уже две такие копии. Пред главною иконою горели три лампады с елеем и одна со свечами; пред двумя другими иконами по три лампадки с елеем. Все девять лампад горели неугасимо. Елей для лампад приносился в изобилии; свечи горели иногда довольно крупные, в два и три фунта весом.

Некоторые из бравших св. икону на дом во время болезни своей и получавшие от Нее облегчение, выражали благодарность Божией Матери украшением св. иконы Ее; так в 1818 г. тверская купецкая вдова Екатерина Иудина Богданова после свое болезни украсила св. икону ризою из фольги; в 1853 г. тверской купец Дмитрий Иванов Ветошкин после своей болезни устроил серебряную ризу, вскоре после того тверской купеческий сын Андрей Петров Кобелев вызолотил эту серебряную ризу. Для ношения св. иконы по домам устроен был жестяной футляр со стеклом. Так было до 1863 года.

В этом году священноцерковнослужители и церковный староста тверской Смоленской кладбищенской церкви возымели намерение устроить придельный храм в своей церкви, которая в праздничные дни оказывалась малопоместительною, и имея один только престол лишена была возможности в родительские субботы, а также и другие дни, чтобы совершаема была в ней вторая литургия. Поэтому предположено было построить с южной стороны придел во имя святителя Тихона и преподобного Макария, шумена Калязинского; составлен был план расширения церкви; приготовлено было уже и прошение к высокопреосвященнейшему Филофею, оставалось только подписаться к прошению церковному старосте. Но вот после литургии неожиданно для причта является в храм старец Егор Иванович Коняев, рассматривает план и отклоняет старосту подписать его.

«Сделайте план на два придела, – говорил старец, – один из них пусть будет во имя Божией Матери «Тучной Горы». У меня в доме она матушка находится более 50 лет; я теперь стар; сыновей у меня нет; и я считаю самым лучшим для Ее местом – храм Смоленской Божией Матери, потому что место, па котором построена эта церковь, называлось в старину горою, как самое высокое место в городской части. На эту гору в прежние годы жители городской части во время наводнений сносили свое имение, и здесь спасались от погибели. Пусть же Царица Небесная «Тучная Гора» почивает своею благодатью на этой горе, и покрывает всех здесь погребенных своею милостию. Если Бог благословит меня дожить до такой радости, чтобы увидеть созданный здесь придел во имя Ее, то я обязуюся представить св. икону ко дню освящения ею; если же не доживу, то когда понесут меня на погост пусть со мною несут и Божию Матери; и потом пусть оставят Ее в церкви навсегда. В этом я поручусь своею и моего семейства клятвою при достойных уважения свидетелях.

Для большего удостоверения в точном исполнении своего обещания Коняев дал причту и церковному старосте письменное заявление. Переменили план и по утверждении его притупили к постройке придела. Работа началась в сентябре 1865 года и окончилась в 1866 году. 15-го июля 1866 г. после литургии в храме Смоленской Божией Матери и после водоосвящения в квартире Егора Ивановича Коняева св. икона Божией Матери, с крестным ходом перенесена была в устроенный во имя Ее придел и поставлена на подобающем Ей месте в иконостас около царских врат; а 16-го июля совершено было освящение придела преосвященным Антонием, Епископом Старицким, Викарием Тверским, за отсутствием высокопреосвященнейшего Филофея в С.- Петербурге.

Егор Иванович имел счастие принести своими руками св. икону в новоустроенный придел, видел своими очами освящение этого придела; присутствовал и при совершении литургии, но до конца достоять не мог за старостию. После устроения придела он прожил еще два года и скончался 97-ми лет от роду.

Св. икона еще более стала привлекать к себе верующих, особенно матерей с больными детьми, и еще чаще стала браться в дома граждан, когда кто из них бывал сильно болен.

В Смоленской церкви празднование в честь Ее совершалось три раза в году: а) 16 июля в день освящения во имя Ее придела в Смоленской церкви; б) 24 марта в память первого чуда совершенного Ею; в) 7-го ноября по древле установившемуся обычаю (все даты по старому стилю).

В последние десятилетия икона Божией Матери «Тучная Гора» была утеряна. В 1994 году по благословению Епископа Тверского и Кашинского Виктора, по инициативе наместника Вознесенского собора игумена Юстиниана эта починаемая тверская икона написана заново. Ныне она находится в Вознесенском соборе г. Твери. В канун Благовещения, 6 апреля 1994 года здесь впервые после долгого перерыва состоялось праздничное Богослужение в честь иконы Божией Матери “Тучная Гора”.

Просмотров: 198